//
you're reading...
Михаэль Дорфман

Маленький израильский погром

Михаэль Дорфман, 21.10.2007/

Небольшая заметка в хрониках воскресных израильских газет сообщает, что в понедельник (21 октября 2007 г.) пятеро религиозных евреев, возмущенные фактом, что религиозная еврейка сидит рядом с солдатом в автобусе на линии №497, напали на них и, судя по полицейскому протоколу, «нанесли побои». Вызванную на место полицию встретила толпа религиозных евреев. Толпа напала на полицейских, прокололи шины полицейской машины. Лишь после того, как под защитой бесновашейся толпы ортодоксов подозреваемым удалось скрыться, полиция сумела рассеять беспорядки.

Инцидет – один из множества подобных — произошел в городке Бейт-Шемеш, расположенном к югу от Иерусалима. В последнее десятилетие Бейт-Шемеш привлек к себе дешевизной жилья две группы населения – набожных ортодоксальных евреев и русскоязычных эмигрантов. С самого начала между этими группами возникло напряжение. Подстрекаемые своими раввинами иудейские ортодоксы хотели установить в городе свои порядки. В городке началась война против открытых по субботам бизнесам, а особенно, против магазинов русской еды, открытых эмигрантами в городке.* Война эта сопровождается не только вспышками насилия, вредительством против бизнесов и нападениями на их сотрудников, но и массовыми демонстрациями с угрозами, а то и откровенными погромами. Иногда религиозные хулиганы и погромщики натыкались на встречное насилие. Бывало, что религиозные жители становились жертвами насилия со стороны русскоязычных уличных банд. На еврейском кладбище городка отмечены случаи вандализма с использованием антисемитской и нацистской символики.

Религиозное насилие в Израиле не ограничивается Бей-Шемешем. В Иерусалиме в течение десятилетий прослеживается явная тенденция к установлению религиозного диктата над большинством еврейских районов. Стратегическая граница там проходит по улице Яффо, центральной улице города. Все районы северней улицы Яффо религиозные ортодоксы считают своими. Здесь строго навязываются ортодоксальные иудейские правила и ограничения. В прошлые годы иудейское религиозное население выходило по субботам на шоссе бросать камни в проезжавшие автомобили «осквернителей шабата». В результате было несколько смертных случаев и городские власти, поддавшись нажиму ортодоксов, почти полностью закрыли эту часть города для автомобильного движения по субботам.

В Иерусалиме сегодня нет полностью светских районов. В других частях города, южнее ул. Яффо, тоже наблюдается наступление иудейских ортодоксов навязывающих свой контроль с помощью насилия. В частности, ортодоксы считают «своими» несколько общественных автобусных линий, где насильственно навязывают разделение между мужчинами и женщинами. Несколько лет назад широкую огласку получило избиение религиозной американской еврейки Мириам Шер, отказавшейся пересесть в заднюю часть общественного городского автобуса на №5, которую мракобесы определили «для женщин». Об этом я писал в материале «Еще о том, что у евреев ниже пояса».

Инциденты религиозного насилия стали для Израиля повседневностью. Израиль расположен на Ближнем Востоке, и волны религиозного мракобесия, охватывающего его соседей – от Турции до Ирана — не могут обойти стороной и еврейское государство. Может быть, не стоило бы останавливаться именно на этом эпизоде, если бы он не вызывал нескольких вопросов.

Что бы произошло, ели бы на солдата с женщиной набросились бы не набожные иудеи, а арабы? Как назвала бы такой инцидент пресса? `Проявлением насилия`? Или все мировые СМИ сообщали бы о попытке линча либо террористическом акте? И как вела бы себя полиция? Позволила бы полиция подозреваемым скрыться под прикрытием бесновавшейся толпы, или немедленно вызвала бы огневую поддержку с воздуха, как это делается на `территориях`?

И еще вопрос. Почему солдат не открыл огонь, как предписывает ему приказ о самообороне? Сначала предусматривается предупредительный выстрел, в ноги, а затем — на поражение. Или приказы по умолчанию действуют лишь против арабов? Открой солдат огонь по религиозным погромщикам, его бы по следователям затаскали. Да еще религиозные бы напустились бы на его семью, как случалось с семьями других военнослужащих, полицейских и пограничников, исполнявших приказы по наведению общественного порядка в религиозных районах и поселениях.

Ограничились бы израильские СМИ коротенькой заметкой, если бы погромщики оказались не бородатыми ортодоксами, за спиной которых симпатии мощного сектора израильского общества, а русскоязычными рокерами или скинхедами?

И еще один вопрос. Почему не реагирует на поведение погромщиков само религиозное общество? Почему лицемерно молчат его раввины и лидеры? Если запрещено касаться женщины, даже сидеть с ней рядом, то можно ли ее бить? Не удивительно, что в такой атмосфере насилия даже в доме главного раввина Израиля Шломо Амара и в его присутствии родственники жестоко избили неудачливого жениха внучки раввина.

Несомненно, что инциденты религиозного насилия в Израиле носят ярко выраженный характер локальной расистской агрессии, мотивированной тем, что бесчинствующие расисты рассматривают территорию своей, а всех «несвоих» — вне закона. Все это хорошо описано психологами и социологами на примерах сегрегации на Юге США и в Южной Африки. Да и другие конфликты в израильском обществе – культурные или классовые — все больше приобретают черты этнических конфликтов. Председатель Израильского совета защиты ребенка д-р Ицхак Кадман заявлял, что 85% инцидентов в израильских школах так или иначе переходят на рельсы этнической вражды. Религия не отделена в Израиле от государства, и нетерпимое, с точки зрения норм западной цивилизации отношение к женщинам, принятое в строго ортодоксальной иудейской общине, религиозные круги последовательно пытаются применить в государственном масштабе.

Израиль пропагандирует себя на Западе, как «единственную демократию на Ближнем Востоке», где все равны и находятся под защитой закона. Попытки сравнить ситуацию в Израиле с апартеидом, где закон зависел от того, к какой группе принадлежал человек, неизменно считаются проявлением антисемитизма. Талмуд рассказывает о древнем царе, хваставшем перед мудрецом мягкостью законов в своем царстве. Мудрец ответил: «Не важно, какие законы в твоем царстве, строгие или мягкие. Важно, насколько тщательно они выполняются».

*От редакции: По рассказу очевидца, `Истории гонений на `русские` магазины (точнее, тогда был только один магазинчик в районе Гиват-Шарет) начались еще в начале 1990х, до того, как там построили религиозные районы, и их мотивом было сначала простое вымогательство. Они хотели проводить проверки на кашрут, и чтобы им за это платили. Когда выяснилось, что тут не отломится, вот и началось. После того, как они пару раз разбили витрины, пришли к `компромиссу`: в определенный день они приходили, хозяйка магазина убирала всю колбасу в заднюю комнату, они `проверяли` и получали от нее солидный куш. Справки, конечно, не давали. Это был чистый рэкет».

Реклама

Обсуждение

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Дневник

  • Израиль выслал назад в Судан ок. 1000 беженцев - несмотря на угрозы Судана наказать каждого, кто был в Израиле haaretz.com/news/diplomacy… 5 years ago
Реклама
%d такие блоггеры, как: