//
you're reading...
Гидеон Леви

Где кончается милосердие

Гидеон Леви, «Ха-Арец», 15.03.2008/

Израильская армия закрывает палестинские детские приюты под предлогом их связи с Хамасом

Кухонные плиты перенесены вниз, в укрытие. По приказу израильской армии уже закрыты две пекарни, производившие бублики и пирожные. Вооруженные силы Израиля конфисковали печи в одной из них, но в другой работникам удалось спрятать и спасти их имущество. Скоро закроются два популярных магазина в центре Хеврона, женской и детской одежды. По приказу командования Центрального округа будут закрыты: новый большой супермаркет, институт физиотерапии, салон красоты, парикмахерская и библиотека. На прошлой неделе армия опустошила склады продуктов питания и одежды, предназначенных для детских домов движения Исламское Милосердие. Продукты и вещи, общей стоимостью около 750 000 шекелей, были конфискованы: погружены на грузовики и увезены.

В прекрасно поставленном детском доме, который мы посетили на этой неделе, сотни детей ели на обед одну маджадру (рис с чечевицей) и йогурт. Не осталось ни мяса, ни курятины, ни рыбы; все это конфисковано и увезено. Ворота новой школы движения Исламского Милосердия – красивого каменного здания на 1200 учеников – также наглухо закрыты, `запечатаны` доставленными армией сварщиками.

Армия объявила войну движению Исламского Милосердия в рамках войны против Хамаса, против террора. После того, как несколько недель назад армия конфисковала денежные запасы городских обменных пунктов, следующим стратегическим объектом стали частные пекарни и магазины, хозяева которых имели неосторожность арендовать помещения у движения Исламского Милосердия, которому принадлежат здания.

Как жалко выглядит оккупационная армия, опустошающая склады продуктов питания и одежды, предназначенных для сирот; как нелеп командующий Центральным округом генерал-майор Гади Шамни, подписывающий приказы о закрытии салонов красоты и модных магазинов; как возмутительна конфискация фабричных холодильников, в которых хранится еда для детей; как дико выглядит военный режим, закрывающий библиотеки для юношества; как смехотворно звучат объяснения, что закрытие пекарен – это вклад в борьбу с террором; какая глупая война ведется против молочных комбинатов, продукция которых отправляется этим сиротам; и как тяжела ситуация израильской оккупации на `территориях`, если для того, чтобы упрочить свою власть, ей приходится прибегать к таким достойным всяческого презрения действиям.

* * *

Движение Исламского Милосердия в Хевроне было создано в 1962 году, задолго до появления на свет Хамаса, незадолго до начала израильской оккупации. С тех пор движение учредило разветвленную сеть организаций образования и социальной помощи и приобрело немало недвижимости по всему городу, объявив своей целью предоставление помощи нуждающимся – главным образом, сиротам и детям бедноты. Юридический советник движения, адвокат Абд Эль-Карим Фарах – молодой, энергичный, в элегантном костюме и с уходенной бородкой – не колеблясь, пожимает руки женщинам и изучает иврит в местном `ульпане`. Он говорит, что в первые дни оккупации военная администрация поощряла деятельность благотворительного движения и помогала ему. Он сам воспитывался в одном из его центров.

Сегодня движение Исламского Милосердия заботится о 7000 сирот и нуждающихся детей из Хеврона и окружающих деревень. В школах под его управлением учатся 350 учеников, и еще 1200 его питомцев посещают три городские школы в Хевроне и шесть – в прилегающих к нему населенных пунктах. Эти дети потеряли либо обоих родителей, либо одного из них, либо – происходят из очень бедствующих семей. Только небольшой процент питомцев – дети `мучеников`. В учреждениях организации работают 550 человек, которым помогают сотни добровольцев. Ее бюджет составляет 400 000 иорданских динаров (более 2 млн шекелей) в месяц. Адвокат Фаррах говорит, что всё находится под контролем министерств социального обеспечения и просвещения Палестинской Администрации. Программа школ движения, — по словам Фараха, подчеркивающего, что `все законно`, — идентична школьной программе ПА.

Большая часть средсдв поступает из-за рубежа – из арабских стран, а также из европейских и американских агентств – но у этой благотворительной организации есть и довольно многочисленные внутренние источники дохода, от принадлежащих ей зданий и торговых центров по всему Хеврону, которые она сдает в наем частным торговцам и бизнесменам, до пекарен, швейной мастерской и молочного комбината, продукция которых поступает как детям в приюты, так и на свободный рынок. Во главе движения стоит избираемый раз в два года совет директоров. До недавнего времени его возглавлял врач – специалист по заболеваниям уха, горла и носа, д-р Аднан Масуади. Он недавно был освобожден из-под ареста в Израиле и вынужден был уйти в отставку. Под арестом за принадлежность к организации находятся в данный момент еще 30 ее сотрудников.

`Я хотел бы подчеркнуть, — говорит адвокат Фарах, — что наше движение официально не связано с Хамасом. Может быть, среди наших сотрудников и есть члены Хамаса – так же как и среди работников других организаций и муниципалитетов – но формальных связей не существует. Мы также не переводим, как заявляют израильтяне, денег Хамасу. Наши финансовые отчеты открыты и доступны для рассмотрения. Мы ни коим образом не принадлежим к инфраструктуре Хамаса`.

С 2002 года израильская армия не раз совершала налеты на оффисы движения – то конфискует компьютер, то унесет несколько папок, то задержит и станет допрашивать сотрудников, то выпустит приказ о закрытии. Но то, что происходит в последние дни, не имеет прецедентов. 26-го февраля армия совершила рейд и выдала приказы о закрытии нескольких относящихся к движению учреждений. В прошлую пятницу она опустошила склад продуктов и одежды площадью 500 кв. м. Приказы о закрытии получили все принадлежащие организации магазины и торговые центры.

* * *

Мы совершаем в сопровождении Фараха прогулку по Хеврону, знакомясь с результатами войны, которую командование Центрального округа ведет с Хамасом.

Первая остановка – пекарня и магазин со сладкой и соленой выпечкой. На витрине наклеена бумага – `Ордер на конфискацию и приказ о закрытии`, написанный на иврите и подписанный командующим Уентральныи округом генералом Шамни. `Данной мне властью` и т.д.; здесь еще остались бублики на продажу. Работникам пекарни было сказано, что они могут торговать ими до апреля, хотя приказ Шамни вступил в силу еще в феврале – на три года. Почему на три? Возможно, через три года движение изменит направление… От греха подальше, пекари увезли отсюда запрещенные духовки. В пустом помещении остались два мешка муки – дар Всемирной Продовольственной программы.

В соседнем магазине – современном богатом супермаркете – есть все, чего душа пожелает. Его хозяин арендует помещение у движения Исламского Милосердия, вследствие чего супермаркет приговорен к закрытию. `Ордер на конфискацию и приказ о закрытии. С 1-го апреля любая деятельность, включающая использование находящегося в этом помещении оборудования, запрещена. Военное командование предпримет продажу этой собственности и конфискацию сказанного оборудования`. Обычный язык израильской армии – невразумительный и нелепый.

Владалец супермаркета, Моджахид Эль-Атраш, открыл его всего три месяца назад, вложив полмиллиона шекелей. `Что, мне нечего сказать об этом? – спрашивает он. – Куда я пойду?` Минеральная вода `Эйн-Геди`, сметана фирмы `Тнува`, баночки `Ред Булл`, шампунь `Хед-энд-шолдерс`, масляное печенье фирмы `Осем`, мороженое фирмы `Штраус`*. В соседнем помещении – парикмахерской Аймана – приказ о закрытии висит на окне, как и в других магазинах на улице Нимара, `улице Тигра`.

На улице Короля Фейсала – хевронской Дизенгоф – просторные двухэтажные магазины детской и женской одежды полны покупателей. Десятки женщин, все – с покрытой головой. Хозяйка магазина женской одежды `Претти Вумэн`, Лиза Караки, открыла его девять лет назад и, по ее словам, год назад вложила миллион шекелей в его расширение и ремонт. Магазин действительно выглядит элегантно – мраморный пол, люстры. `Я не принадлежу ни к какой организации, ни к какой партии. У меня нет ничего общего со всем этим. Что противозаконного в моем магазине? Они дали нам месяц, чтобы убраться отсюда. Куда мы пойдем? Это же не киоск на улице, который может месяц стоять закрытым!`.

На втором этаже расположен отдел вечерних туалетов – лучшее из моды Хеврона, платье стоит 3000 шекелей. В магазине работают 18 человек; они, видимо, потеряют свой заработок. В разгаре распродажа конца сезона, но хозяйка подчеркивает, что причина этого – не в приказе о закрытии. Просто – конец зимы, скоро начнут продавать летние платья. Она все еще надеется, что ордер будет отменен.

Мы заходим в глубину торгового центра, над которым навис генеральский приказ о закрытии. И что мы видим здесь, в этом `бастионе Хамаса`? Магазин косметики и два магазина одежды с рекламами Гэп и Кельвин Кляйн в витринах. Приказы о закрытии висят и на втором этаже – на двери зубоврачебной клиники д-ра Римы Кавасме и на дверях частного института физиотерапии и физкультуры д-ра Мохаммеда Амару. На этот раз приказы подписаны полковником Йегудой Фуксом, командиром Хевронской бригады. Видимо, Шамни и Фукс поделили обязанности. Шамни подписывает приказы пекарням, а Фукс – для гимнастических залов.

Д-р Амару со своей женой-украинкой, тоже врачом, открыли свой институт в 1998 году и оборудовали его новейшими приборами. Всего месяц назад они получили новейшее оборудование класса люкс – усовершенствованные кушетки, джакузи, тренажеры, бесшумный кондиционер, терапевтический бассейн и даже `машину красоты` – прибор, предназначенный для страдающих параличом лицевых мышц. Амару говорит, что с тех пор, как израильская армия совершила рейд к нему в институт, пациенты боятся приходить. `Нет в мире такого закона. Я не принадлежу ни к какой группировке. Я ни с кем не связан. Я просто плачу арендную плату`.

Этажом выше располагается отдел по связям с общественностью движения Исламского Милосердия. Из его комнат вынесено все, кроме двух обогревателей, слишком тяжелых, видимо, для наших армейских `носильщиков`. Адвокат Фарах говорит, что в местной армейской службе связи накопились уже, наверное, целые контейнеры оборудования, конфискованного из его организации. А на третьем этаже торгового центра – юношеская библиотека, которая тоже должна закрыться. В ней – 18 000 книг о науке и религии, о компьютерах, и даже – кассеты для изучения иврита. Все это будет скоро закрыто, согласно приказу.

* * *

Реакция официального представителя Армии Обороны Израиля:

`В течение последних недель силы Армии Обороны Израиля, служба безопасности ШАБАК и Гражданская Администрация действовали с целью нанесения удара по учреждениям движения Исламского Милосердия, принадлежащего террористической организации Хамас и работающей на поддержку этой организации, на распространение ее идей, на привлечение активистов и на перевод денег для террористической деятельности.

Деятельность в поддержку Хамаса протекает здесь под прикрытием поддержки населения и благотворительности, но настоящая цель движения – усиление власти и контроля террористической организации Хамас, в рамках расширения террористической деятельности против государства Израиль…

В контексте деятельности и протестов движения Исламского Милосердия в Хевроне оно переводило деньги террористам и их семьям, воспитывало молодых людей в духе джихада, поддерживало семьи мучеников-шахидов и заключенных и работало на распространение взглядов Хамаса среди палестинского населения. Действуя таким образом, террористическая организация Хамас использовала палестинское население и его слабейшие элементы, чтобы подключить их к террористической сети.

В рамках этой деятельности, Армия Обороны Израиля провела операцию против нескольких экономических опор движения Исламского Милосердия в Хевроне и выпустила приказы об их закрытии и конфискации части их собственности. Эта собственность представляла собой источник доходов террористической организации Хамас, которая зарабатывала на них немалые деньги для своей террористической деятельности. Армия Обороны Израиля продолжит использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства для борьбы против террористических организаций и их приспешников, и в особенности против Хамаса, чтобы обеспечить безопасность жителям государства Израиль`.

* * *

Детский дом расположен в уютном районе на западном склоне холма, на котором стоит Хеврон, на краю виноградника. Все здесь очень чисто и ухоженно – столовая, ванные, спальни и классы на 150 детей. Трудно поверить, что в этих стенах живут десятки детей бедняков. Сейчас они все во дворе, готовятся войти в столовую. Здесь строгая дисциплина и образцовый порядок. На стене висит текст благодарственной молитвы за хлеб насущный. Дети хорошо одеты. У Мохамада нет отца, у Махмуда – матери. Все дети, с которыми я говорил, происходят из семей, живущих в тяжкой нищете. За домом – сад со скамейками в тени, спортивные площадки и мечеть. Они спят по шесть человек в комнате, в красивых деревянных кроватях, покрытых цветастыми покрывалами. В каждом жилом крыле здания есть также большая гостиная с креслами и телевизором, `чтобы дети чувствовали себя, как дома`.

Сомневаюсь, чтобы они и раньше жили в таких условиях. Приходится также сомневаться в том, что они будут так жить и в будущем, если израильская армия не прекратит конфисковывать, закрывать и рушить.

*Перечислены продукты израильских фирм

Реклама

Обсуждение

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

Дневник

  • Израиль выслал назад в Судан ок. 1000 беженцев - несмотря на угрозы Судана наказать каждого, кто был в Израиле haaretz.com/news/diplomacy… 5 years ago
Реклама
%d такие блоггеры, как: