//
you're reading...
Нив Гордон

Драма в театре теней, часть 2

Нив Гордон, «The Nation», 14.03.2008

О книгах Гиллеля Коэна «Армия теней» и «Хорошие арабы», посвященных теме сотрудничества палестинцев с израильскими «силами безопасности». Продолжение. 

Как и `Армия теней`, книга `Хорошие арабы` подвергает сомнению `неоспоримые` истины. Она охватывает период с 1948 до 1967 года. В 1948 году, во время войны, которую израильтяне называют Войной за Независимость, а палестинцы – Накбой (Катастрофой), подавляющее большинство палестинских лидеров и представителей интеллигенции бежали или были изгнаны из городов. Те относительно немногие палестинцы, которые остались на территории Израиля, представляли собой неорганизованное крестьянской население. Внезапно они обнаружили себя в государстве, для которого они были нежеланными жителями. Им было предоставлено гражданство, но они продолжали считаться `пятой колонной` и их вынудили жить до 1966 года по законам Чрезвычайного положения, по которым передвижение арабских граждан по территории государства было строго ограничено. Годами считалось, что первое поколение палестинцев-граждан Израиля было робким, что оно не осмеливалось бросить вызов израильскому правительству и потребовать для себя элементарных прав. Так, например, говорится в изданной в 2005 году книге `Гроб на наших плечах: опыт палестинских граждан Израиля`, в которой Дан Рабинович и Хаула Абу-Бакер проводят различие между поколением палестинцев 1948 года и их внуков, `распрямившегося поколения`, которых они описывают решительными, уверенными в себе, непреклонными и исполненными чувства собственного достоинства.

Но так ли обстояло дело в действительности? Те же самые открытые по ошибке документы, которые Коэн использовал в `Армии теней`, чтобы приоткрыть завесу над палестинским коллаборационизмом, говорят о том, что под израильским режимом существовало палестинское сопротивление. Я живо помню, как мне позвонил мой друг, Фарид Ганем – друз из деревни Мрар – чтобы сообщить, что он только что прочитал `Хороших арабов` и что в книге фигурирует его отец Касем, работавший в 1960-х учителем в школе. О Касеме Ганеме говорится в в главе, посвященной правительственным Комитетам по делам арабов, главной задачей которых было наблюдение и контроль над палестинским меньшинством в Израиле. Коэн цитирует докладную записку о Мраре, родной деревне Касема Ганема. `Мрар, говорится в записке, был известен исключительной лояльностью к Израилю, но в последнее время была раскрыта националистическая деятельность и подстрекательство против правительства… в центре этой деятельности стоит группа учителей, которые высказывают несогласие с правительством средь бела дня… Уважаемые люди деревни и коллаборационисты не в силах ничего сделать и выражают уверенность, что если бы виновным учителям был причинен какой-либо небольшой ущерб, это помогла бы утихомирить настроения в деревне и восстановить тишину`. Коэн предполагает, что Комитет по делам арабов воспользовался Законом о чрезвычайном положении, чтобы уволить Касема и еще двух учителей.

Этот относительно мелкий инцидент, занимающий не более семи строк в книге Коэна, передает ощущение целого мира скрытых информаторов и сотрудников, за которыми стоят государственные учреждения, ответственные за расчленение палестинского общества и за попытки выработать поддержку палестинскими арабами еврейского государства. В то время как многие израильтяне – как арабы, так и евреи – уже чувствовали, что этот театр теней играет важную роль в истории страны, Коэн предоставляет им факты. Случай за случаем он показывает, как палестинский коллаборационизм проникает во все аспекты жизни палестинского общества. Главной ареной слежки были школы. Школьники доносили на учителей, учителя `стучали` на коллег, а директора школ – на учеников. Друние коллаборационисты подслушивали в мечетях, где имам мог выразить в проповеди критику в адрес правительства; в кафе, где друзья могли обсуждать последние политические события; и даже на свадьбах, где иногда пели палестинские националистические песни. Глаза и уши Большого Брата были всегда на страже.

Особенно интересна глава об арабско-еврейской коммунистической партии, наглядно иллюстрирующая используемые механизмы контроля. В течение двух первых десятилетий коммунисты были практически единственными, кто боролся за равенство палестинского меньшинства перед законом. Они также проводили кампании против экспроприации палестинских земель и боролись за право беженцев вернуться в их деревни. Коэн показывает, что для подрыва их усилий использовались любые, самые грязные трюки. Коллаборационистам давали задания не только подслушивать и доносить на коммунистов, но и поджигать их клубы и оффисы, нападать на их лидеров и перетягивать голоса на муниципальных выборах. Книга Коэна впервые подтверждает подозрения о грязных трюках правительства и его агентов, высказывавшиеся коммунистами еще 50 лет назад.

Разведывательные службы понимали, что легче контролировать отдельных лиц, чем справляться с политически сознательным и организованным обществом. Поэтому они приказывали своим сотрудникам срывать организацию муниципальных советов, спортивных ассоциаций, районных клубов и тому подобных обществ, в то же время используя всевозможные методы для создания трения и соперничества между разными арабскими семьями, районами и деревнями. Запугивая арабское население и затыкая ему рот, правительственные службы надеялись `слепить` `нового араба`, лояльного прежде всего и больше всего еврейскому государству.

Описывая глубокое проникновение коллаборационизма во все сферы палестинской жизни, книга Коэна воссоздает попутно народную историю палестинского сопротивления внутри Израиля, — вель коллаборационизм тесно связан с наличием сопротивления. Первое поколение палестинцев в Израиле не опустило головы, и его сопротивление привело к определенным достижениям. Одним из них стала их способность укрывать и защищать тысячи палестинских беженцев, которые после войны 1948 года проникали назад в Израиль. Несмотря на правительственные приказы о выдаче этих `лазутчиков` и постоянную деятельность сотен, если не тысяч, осведомителей, около 20 000 беженцев – что составляло тогда примерно 155 палестинского населения Израиля – сумели вновь осесть в стране и со временем получить гражданство.

Вторым достижением стало создание многочисленных арабских муниципальных советов, насмотря на политику Комитетов по делам арабов, стремившуюся пресекать все усилия по их созданию. Третьим достижением можно назвать сохранение коллективной памяти палестинцев. Израильское министерство просвещения, действуя совместно со `службами безопасности`, пыталось подорвать палестинское национальное чувство, стараясь не допустить развития и распространения национального исторического нарратива. В школьную программу входила только сионистская иттерпретация истории, а любая форма выражения палестинских национальных чаяний решительно подавлялась. Коэн показывает, как, несмотря на политику государства, продолжавшееся гражданское неповиновение гарантировало, что национальная история народа не будет уничтожена.

Если принять во внимание, какое значительное место занимает в книге Коэна повествование о народном сопротивлении, не приходится удивляться, что принимавшие участие в этой деятельности представители первого поколения арабских граждан Израиля не только с гордостью читают эту книгу, но и настаивают на ее прочтении людьми из нового, `выпрямившегося` поколения. Это – одна из причин необыкновенной популярности книги. Вторая причина состоит в том, что многие палестинцы читают ее как учебник для понимания сегодняшней ситуации на Западном берегу и в Газе. В этом смысле нельзя отделить вторую книгу Коэна от первой, `Армии теней`. Обе книги описывают приемы и тактики, используемые израильскими `службами безопасности` для проникновения в палестинское общество, его расчленения и контроля над ним путем создания атмосферы всеобщей глубокой подозрительности. И наоборот – они способствуют пониманию того, как Израиль использует существующее положение, чтобы вербовать коллаборационистов.

В наши дни от готовности человека сотрудничать с израильскими службами часто зависит, получит ли он разрешение выехать из сектора Газы для лечения, посещения умирающего родственника на Западном берегу или учебы там либо за границей. В начале января несколько больных были направлены из Газы – где они не могли получить требуемое лечение – в больницу макассед в Восточном Иерусалиме. Им дали разрешения на выезд, однако на границе сектора их подвергла допросу израильские офицеры `служб безопасности`, требуя от них согласия на сотрудничество. Представитель организации `Врачи за права человека` сообщила, что у тех пациентов, которые отказались сотрудничать с Израилем, пропуска были отобраны и они были отправлены домой. Несмотря на недуг, эти больные не поддались на соблазн, чего не скажешь о других. Существование такого явления, как коллаборационизм, является не только результатом исторических процессов, ярко показанных Коэном в его книгах, но и тех тяжелых условий, в которых живет сегодня палестинский народ.

Реклама

Обсуждение

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Дневник

  • Израиль выслал назад в Судан ок. 1000 беженцев - несмотря на угрозы Судана наказать каждого, кто был в Израиле haaretz.com/news/diplomacy… 5 years ago
Реклама
%d такие блоггеры, как: