//
you're reading...
Дневник

«Захватывай холмы, расширяй территорию»

Генри Зигман, «London Review of Books», volume 30, №7, апрель 2008/
О книгах Гершона Горенберга «Случайная империя: Израиль и рождение поселенчества, 1967-1977» и Акивы Эльдара и Идит Зерталь «Хозяева земли: война за израильские поселения на оккупированных териториях, 1967-2007»*

Заглавие книги Гершона Горенберга вводит читателя в заблуждение: словно бы возникновение израильских поселений на Западном Берегу и в Газе было `случайным` явлением. Горенберг – израильский журналист американского происхождения – замечает, что ни одно израильское правительство никогда не принимало какого-либо официального решения о будущем Западного Берега; и все же его оценка первой декады израильской оккупации не оставляет сомнения, что поселения строились намеренно, с целью создания постоянного израильского присутствия на возможно большей площади оккупированных территорий (в надежде охватить всю их площадь, если бы это позволило сделать международное сообщество). Ни одно израильское правительство никогда не поддерживало создания палестинского государства к востоку от линии прекращения огня 1949 года – границы Израиля до 1967-го.

Из книги Горенберга, так же как и из всеобъемлющего исследования поселенческого проекта, выполненного Идит Зерталь и Акивой Эльдаром в `Хозяевах земли`, становится ясным, что правительства Израиля не отличались одно от другого отношением к наличию поселений на Западном Берегу. Шимону Пересу принадлежит ключевая роль в разворачивании поселенческого проекта. Правительства отличались только по вопросу о том, что делать с палестинцами, у которых конфисковали землю. Годами некоторые члены правительства – к примеру, Рехавам Зееви, Рафаэль Эйтан, Эфи Эйтам, Авигдор Либерман – открыто выступали за `трансфер` (эвфемизм этнической чистки). Все были согласны в том, что, вместо того, чтобы принимать официальную позицию по вопросу будущего статуса Западного Берега – рискуя при этом спровоцировать сопротивление на международной арене – Израилю следует продолжать создавать `реальность на местности`, держа в секрете истинную цель. Предполагалось, что со временем миру придется примириться с восточной границей Израиля, проходящей по реке Иордан.

Эти книги опровергают старательно культивируемый нарратив в поддержку оккупации. Согласно этому нарративу, после войны 1967 года правительство Израиля предлагало мир своим арабским соседям, в том числе палестинцам, при условии, что они согласятся признать еврейское государство. Но на встрече Лиги Арабских Государств в Хартуме 1-го сентября 1967 года арабский мир ответил тремя `хартумскими `нет` – `нет — миру`, `нет — признанию Израиля` и `нет — переговорам`. Это не оставило Израилю `иного выбора, кроме оккупации палестинских земель. Если бы палестинцы в сопротивлении оккупации не прибегали к насилию, у них уже давно было бы свое государство`.

Все это ложь. Военные и политические руководители Израиля вовсе не собирались возвращать Западный Берег и Газу их арабским жителям. Предложение правительства об отходе с арабских земель было адресовано только Египту и Сирии, а не Иордании и не палестинцам `территорий`. В принятой в июне 1967 года официальной резолюции правительства о возвращении Синая и Голанских высот ни словом не упоминался Западный Берег, а о Газе говорилось как о `находящейся всецело внутри территории государства Израиль`. Правительство под руководством Игаля Алона и Моше Даяна, а затем и премьер-министр Леви Эшколь, строго следовали политике, при которой на Западном Берегу и в Газе дозволялись только локальные формы автономии – веря, что со временем это позволит им превратить реку Иордан не только в `линию безопасности`, но и в международно признанную границу Израиля. Претворение в жизнь этой политики вызывало лишь легкий ропот недовольства оппозиции.

Решение удерживать `территории` под израильским контролем было принято через считанные дни после окончания войны, и совсем не в ответ на палестинский терроризм или на непризнание палестинцами Израиля. Зерталь и Эльдар приводят отчет официальных лиц Мосада, подготовленный по требованию армейской разведки и представленный армии 14 июня 1967 года, из которого следует, что `подавляющее большинство лидеров на Западном Берегу, включая самых экстремистски настроенных, готовы на настоящий момент прийти к постоянному мирному соглашению` на основе гарантий `независимости Палестины`, притом демилитаризованной. Этот отчет был помечен грифом `совершенно секретно` и затем похоронен.

Израиль оправдывал создание поселений соображениями безопасности. Но абсолютное большинство поселений, наоборот, создали новые проблемы с безопасностью, хотя бы потому, что на их защиту пришлось перебросить крупные силы армии и разведывательных органов. Поселения вызывали ярость палестинцев, у которых отнимали землю под их строительство, и это также не способствовало повышению безопасности Израиля.

Обе книги детально показывают, что к этому выводу пришли не только обозреватели извне, но также и израильские эксперты в области военного дела и безопасности. Бывший начальник Генерального штаба Хаим Бар-Лев доказывал в 19979 году перед Верховным судом Израиля, что создание еврейских поселений в густозаселенных арабских районах облегчит проведение террористических атак, и что обеспечение безопасности поселений отвлечет силы безопасности от `выполнения насущных миссий`. Генерал-майор Мататиягу Пелед отвергал аргумент о строительстве поселений с целью безопасности как `нечестный` и придуманный `с одной лишь целью: оправдать захват земель, который не может быть оправдан ничем другим`.

Самым влиятельным деятелем, поддерживавшим энергичную политику поселенчества, был легендарный командир созданных еще до основания государства элитных военных отрядов `Пальмах` Игаль Алон. `Мирный договор, — сказал он на заседании правительства 19 июня 1967 года, — это самая ненадежная гарантия будущего мира и безопасности`. Зерталь и Эльдар рассказывают, что он выступал против возвращения даже одного сантиметра Западного берега и сказал министрам, что, если бы ему пришлось выбирать между `целостностью земли со всем ее арабским населением и возвращением Западного берега`, он бы `выбрал неделимую страну со всеми ее арабами`. Взгляды Алона, определившие мышление израильских политических и военных элит на десятки лет, сформировались под влиянием его учителя Ицхака Табенкина — одного из основателей Ишува. Табенкин считал, что разделение территории существует лишь временно, и что должна быть достигнута `цельность` территории – мирным или военным путем.

Книги `Хозяева земли` и `Случайная империя` раскрывают масштабность грабежа палестинской земли израильтянами и вовлеченность в развитие поселенческого проекта всех составляющих израильского общества, с неоспоримыми и преднамеренными нарушениями не только международного права, но и собственных израильских законов. Горенберг рассказывает, как на заданный в 1967 году вопрос министра иностранных дел Абы Эбана о законности поселений юридический советник министерства Теодор Мерон отвечал: `Расселение гражданского населения на контролируемой территории противоречит недвусмысленным постановлениям Четвертой Женевской Конвенции`. Этот запрет, подчеркивал он, `носит категорический характер и на него не влияют мотивы или цели переселения; он направлен на предотвращение колонизации завоеванной территории гражданами государства-завоевателя`.

Поселенчество было тщательно исследовано в 2005 году комиссией под началом адвоката Талии Сассон, цинично назначенной Ариэлем Шароном для расследования оркестрованных им самим правонарушений. Сассон обнаружила, что поселения – которые незаконны с точки зрения собственного израильского закона – основывались при тайной поддержке практически всех министерств, израильской армии и секретной службы ШАБАК. Когда Сассон представила результаты своих изысканий, Шарон и его министры разыграли шок и `похоронили` ее отчет.

Зертал и Эльдар ясно показывают, что поселенцы властвуют не только над оккупированными территориями и их населением, но и над самим государством Израиль. Важно помнить, что большинством израильских поселенцев движет не идеология, а экономические соображения и желание повысить уровень жизни. Их привлекают обильные субсидии, предоставляемые поселениям государством. Часть этих `не идеологических` поселенцев – секулярные израильтяне, другая часть – ультраортодоксальные еврейские общины, которые весьма амбивалентны по отношению к сионистском проекту – если вообще не являются его противниками. Но ведущая сила поселенчества – это маленькая группа религиозных националистов, справедливо считающихся самыми находчивыми, эффективными и обладающими самыми выгодными связями политическими деятелями в Израиле. В их идеологии сочетаются ревностный религиозный мессианизм и крайний национализм, имеющий значительно больше общего с религиозным и этноцентрическим национализмом сербских милиций Младича и Каражича, чем с какими-либо из известных мне еврейских ценностей. Не случайно Шарон и некоторые из его друзей-поселенцев были единственными политиками на Западе, которые воспротивились принятию военных мер для предотвращения этнических чисток в Боснии и Косово.

Сегодня кажется, что религиозно-национальное руководство потеряло большую долю своего авторитета среди гораздо более радикальных молодых поселенцев – поколения, рожденного и взращенного в поселениях. Это новое поколение черпает вдохновение у `молодежи холмов` – молодых людей, откликнувшихся на призыв Шарона в октябре 1998 года, когда, будучи министром иностранных дел в правительстве Нетаниягу, он призвал поселенцев захватывать вершины холмов на Западном Берегу, с которых Нетаниягу, по соглашениям Осло, готов был отступить. `Захватывайте холмы, расширяйте свою территорию`, — убеждал их Шарон, выступая по израильскому радио, — `Все захваченное останется в наших руках. Все, что мы не захватим – будет у `них`.

`Молодежь холмов` отвергает авторитет еврейского государства и его институтов. Эти молодые люди ходят в одежде, которую они считают `библейской`, нападают на палестинцев, обворовывают и разрушают их жилища, избивают их, а иногда – и убивают. Время от времени вмешивается израильская армия, но ее эффективность снижена из-за убеждения, что главная ее задача – это охранять поселенцев, а не население, живущее под оккупацией.

Давид Шульман, выдающийся ученый, активист движения за мир и член `Тааюш` – еврейско-арабской израильской организации за сосуществование – пишет о `молодежи холмов` в своей новой книге `Смутная надежда: борьба за мир в Израиле и Палестине` (David Shulman, Dark Hope: Working for Peace in Israel and Palestine, Chicago, 2007). Он говорит: `Как в любом обществе, в Израиле имеются отдельные агрессивные социопаты. Необычность последних десятилетий израильской истории в том, что многие разрушительные элементы здесь нашли себе прибежище, укомплектованное идеологической легитимацией, в поселенческом предприятии. Здесь, в таких местах, как Хават Маон, Итамар, Тапуах, Хеврон, они обрели практически неограниченную свободу терроризировать местных палестинских жителей, нападать на них, стрелять, ранить и порой убивать, и все это — во имя `святости земли` и исключительного права на нее евреев`.

Даже другие, законопослушные израильтяне видят в `молодежи холмов` современных пионеров-`халуцим`, которые когда-то осушали малярийные болота и строили киббуцы.

Эвакуация Шароном еврейских поселений из Газы в 2005 году привела к еще большей радикализации и отдалению `молодежи холмов` от поселенческого руководства. Они восприняли эвакуацию как непростительное предательство, а своих лидеров посчитали виновными в неспособности его предотвратить. Они не смогли принять аргумент Шарона, что отступление из Газы необходимо, если Израиль хочет удержать палестинские земли на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме. Это была сделка, на которую согласился Буш в переданном им Шарону письме в 2004 году в Кемп-Дэйвиде — в обмен на отступление из Газы Буш объявил позицию своей администрации: `В свете сложившейся на местности ситуации, в том числе – наличия [на Западном Берегу] уже существующих крупных израильских населенных пунктов, ожидать, что результатом переговоров об окончательном статусе будет полное возвращение к линии прекращения огня 1949 года, было бы нереалистично`.

В недавней редакторской статье газета `Ха-Арец` обвинила не только поселенцев, но и весь религиозный сионизм в том, что он `позиционировал себя как движение, отрицающее независимость государства`.

`Пока государство обслуживает поселения – они поддерживают его. Но в тот момент, когда принимается противоположное решение – об отступлении с территории или эвакуации форпоста – этот лагерь позволяет себе пойти против закона, и это – не преходящий каприз нескольких подростков, а метаморфоза целого лагеря, который из центра конструктивной деятельности превращается в центр ниспровержения`…

Подобную критику высказывают даже представители религиозно-национального лагеря. Раввин мошава Нов, Игаль Ариэль, выпустил недавно книгу `Во имя Неба` (`Ле-шем ха-шамаим`), в которой он осуждает поселенческое движение за его враждебность к `базисной власти закона`. Он обвиняет поселенцев в том, что те стали `иррациональными и действуют, как в бреду`, подвергая себя опасности `быть сметенными в мрачную бездну своих собственных деяний`.

* * *

Книга `Хозяева земли` не снимает ответственности ни с кого. Но в обществе, для которого основной заботой является безопасность, армия играет необычно важную роль в формировании системы ценностей молодых людей – как мужчин, так и женщин – которые служат два-три года своей жизни. Всепроникающее влияние армии представляет в перспективе огромную опасность для будущего Израиля: как для его выживания в качестве демократического государства, так и для еврейских ценностей, которые должны были в нем воплотиться.

Начиная с 1967 года Армия Обороны Израиля превратилась в армию поселенцев, к которой пострадавшие палестинцы не могут обратиться за защитой. Тесные связи поселенческого руководства с правительственными агентами власти означают, что поселенцы могут помочь или помешать карьере самых высших чинов армии. Самая страшная часть книги Зерталь и Эльдара – это их рассказ о том, как лидеры поселенцев запугивают армейских командиров и заставляют их ходить по струнке. Самый разукрашенный наградами воин в истории АОИ, Эхуд Барак, должен был прикусить язык после того, как лидеры поселенцев покинули зал во время его речи в мае 1987 года, в бытность его командующим Центральным округом, когда он произнес слово `оккупация`. Они вернулись на свои места только после того, как он согласился повторить речь без этого слова.

В то время как армия, с помощью ШАБАКа, способна каким-то образом `вычислить` почти каждого потенциального палестинского террориста на Западном Берегу, и выглядит так, как будто она осведомлена об их самых интимных беседах, ей нечасто случается выявить еврейских поселенцев, которые напали на палестинца, разрушили его дом или посевы, или убили его. Большинство преступлений, совершенных поселенцами, остаются нерасследованными, так же как и большинство преступлений, совершенных солдатами. Военным судам обычно удается найти смягчающие обстоятельства для преступлений армии. А те немногие израильтяне, которые найдены виновными, получают до смешного мягкие наказания. И в то же самое время более десяти тысяч палестинцев, в том числе – женщины и подростки, томятся в израильских тюрьмах, часто – без предъявленного им обвинения в совершении какого-либо конкретного преступления.

С поселенцами суды обращаются совсем по-другому. Один из самых известных поселенческих лидеров, Пинхас Валлерштейн, выстрелил в арабского подростка, заметив, что тот поджигает шину на дороге. Мальчик, раненный в спину, умер. Валлерштейна приговорили к общественным работам. Судья, Эзра Хадайя, процитировал раббинистическое постановление, гласящее, что `никто не может судить своего собрата`. В 1982 году поселенец Нисан Ишигоев расстрелял свой автомат `Узи` в аллею, из которой палестинские дети кидали камни, и убил 13-летнего мальчика. Его приговорили к трем месяцам общественных работ. С 1988 по 1992 год на оккупированных территориях было зарегистрировано 48 смертей палестинцев, погибших от рук израильтян. Но обвинение против подозреваемых изриальтян было выдвинуто только в 12 из этих случаев; из этих двенадцати, только одно дело закончилось приговором по преднамеренному убийству, и еще шесть были признаны убийствами `по халатности`. Обвиненный в преднамеренном убийстве из 20 лет максимального срока, предусмотренного за это преступление, получил 3 года.

Вера в то, что люди, проведшие самые восприимчивые годы своей жизни в израильской армии, вернутся со службы с непострадавшей чувствительностью к проявлениям человечности, демократии и равенства – это абсурд, в основе которого лежит самомнение, утверждающее, что израильская армия – `самая моральная в мире`. Такой же абсурд – утверждение, что Израиль обладает образцовой юридической системой, в которой каждый палестинец может добиться справедливого отношения. Израильтяне, озабоченые двуличием своих судов, находили утешение в просвещенных постановлениях Верховного Суда. Но и этого больше нет. Не так давно Верховный Суд Израиля принял в первый раз идею создания на оккупированных территориях отдельных дорог для евреев и для палестинцев; Ассоциация в защиту гражданских прав видит в этом решении начало узаконенного апартеида.

Ситуация становится еще более пугающей оттого, что среди высших командиров израильской армии – все больше поселенцев из религиозно-националистического лагеря. Многие из них находятся под началом поселенческих раввинов, которые, как их джихадистские двойники, выпускают религиозные постановления – по сути своей, фатвы, — подстрекая своих последователей на пересечение `красных черт` вплоть до убийства премьер-министра. Масштабы этих перемен в армии описал Стивен Эрланджер в газете `Нью Йорк Таймс`, в прошлом декабре. Командир офицерской школы Аарон Халива сказал Эрланджеру, что более трети солдат, желающих служить в боевых частях, приходят сегодня из религиозной поселенческой молодежи. `Вы не найдете их в Тель-Авиве, они – на холмах Иудеи и Самарии`, — сказал Халива, — `Это – сегодняшний авангард`. Они обладают большим влиянием. Один из них сказал Эрланджеру: `Через два месяца я буду командовать двадцатью солдатами. Из них выйдут, наверное, 2 офицера, а это означает – еще 40 солдат, и еще 40 семей… Первый командир много значит. Я держу свое ружье точно так же, как держал его мой первый командир`.

Старший сотрудник министерства обороны в правительстве Ольмерта, Хагай Алон, недавно обвинил Армию Обороны Израиля в том, что она продвигает планы поселенцев. Алон сказал газете `Ха-Арец`, что армия игнорирует указания Верховного Суда о том, где должен пройти `забор безопасности`, и вместо этого `строит такой забор, который сделает невозможным создание палестинского государства`. Алон заявил, что в 2005 году, когда Джеймс Вольфензон добился соглашения между Израилем и Палестинской Администрацией, направленного на смягчение ограничений передвижения палестинцев по Западному Берегу, армия вместо этого смягчила их для поселенцев, в то время как для палестинцев количество блокпостов было удвоено. Согласно Алону, АОИ `проводит политику апартеида`, которая изгоняет арабов из Хеврона и `иудаизирует` (его собственный термин) Иорданскую долину, открыто сотрудничая с поселенцами в стремлении сделать невозможным решение конфликта путем создания двух государств.

Утверждение, что только упрямство и агрессивность палестинцев заставляют Израиль удерживать `территории` – это выдумка. Как я уже писал в 2007 году, старательно распространяемая история о том, как Израиль стремится к миру и ищет себе `палестинского партнера`, использовалась для того, чтобы выиграть время и создать `факты на местности`: поселения, которые так раздробят территориальную и демографическую непрерывность палестинской земли, что создание палестинского государства станет невозможным. В этом израильские лидеры преуспели настолько, что Ольмерт, заявивший, что он понял, что без двух государств здесь будет создан нежизнеспособный режим апартеида, не смог провести даже самого незначительного из тех изменений, которые он обещал в Аннаполисе. Расширение еврейских поселений и сети дорог `только для евреев` на Западном Берегу продолжается без помех. О цене, которую израильтяне и еврейский народ вообще – не говоря уже о палестинцах – могут заплатить за это `достижение`, слишком больно говорить.

* The Accidental Empire: Israel and the Birth of the Settlements, 1967-77 by Gershom Gorenberg and Lords of the Land: The War over Israel’s Settlements in the Occupied Territories, 1967-2007 by Idith Zertal and Akiva Eldar

Реклама

Обсуждение

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Дневник

  • Израиль выслал назад в Судан ок. 1000 беженцев - несмотря на угрозы Судана наказать каждого, кто был в Израиле haaretz.com/news/diplomacy… 5 years ago
Реклама
%d такие блоггеры, как: