//
you're reading...
Дневник

Арабские граждане государства Израиль

Подготовлено в качестве первичной информации центром «Моссауа» («Равенство» — араб.), Хайфа, в июне 2005 года.

Арабов-палестинцев, которые остались на территории вновь созданного государства Израиль в течение и после войны 1948 года и которым, как проживающим на этой территории, было предоставлено израильское гражданство, принято среди еврейского населения страны называть «израильскими арабами», или, в устаревшем варианте, «арабами 1948 года». Однако правильнее использовать термин «арабы — граждане Израиля».

В последнее время все шире используется термин «палестинцы – граждане Израиля». Он отражает самоидентификацию членов общины как части палестинского народа и их легальный статус как граждан Израиля. Этот термин отражает также и проблематичность положения данной категории граждан, которые не являются полноправными гражданами государства и не воспринимаются еврейским большинством как интегральная часть израильского общества.

Будучи частью арабского мира в широком понятии этого слова, арабы-граждане Израиля представляют собой национальное (в качестве палестинцев), этническое (в качестве арабов), религиозное (в качестве мусульман, христиан или друзов) и языковое меньшинство в Израиле.

Сегодня арабское население Израиля сконцентрировано в трех районах страны: Галилее, «Треугольнике» и Негеве. Около 63% арабских граждан живут в деревнях, включая 8% жителей «непризнанных» деревень. 29% живут в небольших городах, и еще 8% — в городах со смешанным еврейско-арабским населением. Мусульмане составляют около 82% арабских граждан, христиане – около 9%, и около 9% — друзы.

Большинство (71%) арабского населения Израиля проживает в арабских деревнях и городах, сконцентрированных в отдалении от центра страны, где в городах проживает большинство еврейского населения. Самая высокая концентрация арабского населения (46%) приходится на Западную Галилею.

Вступление

В качестве израильских граждан с одной стороны, и неотъемлемой части палестинского народа – с другой стороны, арабы-граждане Израиля занимают совершенно особое положение в государстве и в регионе. Особенность этого положения может дать им возможность внести уникальный вклад в разрешение конфликта между Израилем, палестинцами и арабским миром в целом.

Палестинские арабы – граждане Израиля составляют около 20% от израильского населения и 10% от палестинского народа. В своих широких слоях они принадлежат к обеим культурам и в массе своей двуязычны. Таким образом, они формируют движущую силу со-существования между палестинцами и израильскими евреями. Несмотря на растущую тенденцию расизма и дискриминации, направленную против арабской общины Израиля, подавляющее большинство арабских граждан хотят сохранить свое гражданство и верят в будущее дружественных отношений между евреями и арабами. До настоящего времени арабская палестинская община Израиля была исключена из активного участия в мирном процессе и в израильско-палестинских переговоров. В то же время, ни одна мирная инициатива, начиная с Осло и до Женевы 2003 года, не занималась вопросами арабов-граждан Израиля и не учитывала значения, которое имеет для арабских граждан страны перспектива «двух государств для двух народов». Как израильские, так и палестинские представители практически игнорировали политические и общественные интересы арабской общины Израиля и ее вклад в израильско-палестинские отношения. А между тем именно среди арабов-граждан Израиля существует почти 100-процентная поддержка мирного процесса.

Исторический очерк

В 1947 году Генеральная Ассамблея ООН приняла решение разделить подмандатную Палестину на два государста: еврейское и арабское, со специальным международным статусом Иерусалима. Этому предшествовала история колониальных режимов, власти Османской империи и Британского мандата. Напряжение, существовавшее между палестинскими евреями и арабами, вылились в военный конфликт, который завершился созданием государства Израиль в границах установенной Родосским соглашением 1949 года Линии прекращения огня (так называемой Зеленой черты).

На протяжениии этого конфликта большинство из 940-тысячного палестинского населения бежало из своих домов или было изгнано. Это привело к появлению 780 000 палестинских беженцев. 160 000 оставшихся палестинцев стали известны под названием «арабы 1948 года». Им было предоставлено гражданство во вновь созданном государстве Израиль.

Практически за одну ночь палестинцы превратились из большинства в слабое и преследуемое меньшинство. В результате войны 1948 года, более 400 арабских деревень было совершенно разрушено, четверть оставшихся палестинцев лишились своих домов и превратились во «внутренних беженцев», и множество семей оказались разделенными вновь прочерченными международными границами.

Захват земли и трансфер населения характеризовали отношение государства к его арабским гражданам начиная с момента его создания. После окончания израильской войны за независимость был принят закон, по которому арабские жители, не находившиеся в своих домах на определенное число, объявлялись «отсутствующими», а их земля и недвижимость переходили в собственность государства. Когда впоследствии выяснилось, что далеко не все из этих людей бежали за пределы страны, не являясь таким образом «отсутствующими», государство все-таки не вернуло им их собственность, изобретя для этих «внутренних беженцев» особый термин «отсутствующие присутствующие» («нифкадим нохахим»).

В сельской местности существовали свои способы захвата земли: земли, принадлежащие арабам, объявлялись военными зонами или «зонами безопасности» (в основном в приграничных районах), и в качестве таковых переходили под контроль правительства. Арабское население Израиля потеряло от 40% до 60% принадлежавших ему земель. Тогда как до 1948 года в руках еврейской общины находилось менее 10% земель подмандатной Палестины, сегодня 93% всей земли находится в руках государства, объявляющего себя «еврейским». В настоящее время арабские граждане владеют 3,5% земли и фактически лишены права на приобретение или аренду 80% земли в стране.

Иллюстрацией изъятия земли и изгнания жителей может служить широко известный пример деревень Икрит и Бирам на севере страны. В ноябре 1948 года жителям этих христианских деревень предложили уехать на время «для их же безопасности», чтобы дать возможность израильской армии провести в этом районе военную операцию. Несмотря на гарантии министерства меньшинств и военного губернатора, а также последующего решения Верховного Суда, постановившего, что жители имеют право вернуться в свои дома, в 1953 году правительство конфисковало земли и до основания разрушило дома. Бывшие жители Икрит и Бирам присоединились, как и в ряде других случаев, к «внутренним беженцам» — людям, лишенных собственности и изгнанных из своих домов и населенных пунктов, но оставшихся в стране и являющихся ее гражданами.

Чтобы придать захвату земель вид законности, государство приняло ряд законов, которые распространяются лишь на арабское население — либо полностью, либо непропорционально широко.

1947-1966 – годы военного режима

Арабские граждане Израиля практически не участвовали в вооруженной борьбе против еврейского государства. Несмотря на это, политика государства по отношению к ним всегда основывалась на предположении, что они – «пятая колонна», представляющая «угрозу для безопасности» государства, и их лояльность всегда подвергалась сомнению. Первый Кнессет проголосовал за продление – исключительно для арабских граждан — военного режима, введенного властями Британского мандата в 1945 году.

Военный режим характеризовался применением суровых репрессивных мер против свободы слова, политических организаций, владения частной собственностью и свободы передвижения, а также дискриминацией арабского населения во всех сферах жизни. Военная администрация имела широкую власть над гражданским населением. Она могла вводить комендантский час, выдавать разрешения на передвижение, задерживать граждан и подвергать их военному суду, производить безордерные обыски и аресты в частных домах, депортировать граждан, не давая им возможности подать апелляцию.

Трагической иллюстрацией условий жизни при военном режиме может служить резня, учиненная армией в деревне Кфар Касем в 1956 году, когда 49 жителей были расстреляны за нарушение комендантского часа. Большинство жертв были крестьяне, в том числе женщины и дети, возвращавшиеся с полей и ничего не знавшие о введении комендантского часа на два часа раньше обычного времени. Солдаты и офицеры, ответственные за расстрел, были преданы суду и обвинены. Решение суда было признано прецедентным и на его основании был принят «Закон о приказах, не подлежащих исполнению» (так называемый «Закон черного флага»). Однако виновные подверглись лишь символическому наказанию (командир получил символический штраф в ½ агоры, а солдаты – по нескольку месяцев тюремного заключения), и участие в этом преступлении никак не отразилось на их дальнейшей карьере (один из них получил впоследствии пост в муниципалитете г. Рамле в качестве… ответственного по делам меньшинств!). Правительство не принесло извинений за происшедшее, и широкие круги израильской публики остались неосведомленными об этом событии.

Положение после отмены военного режима

Военный режим был отменен в 1966 году, однако его влияние на экономическое, социальное и политическое развитие арабского общества в Израиле сказывается до сих пор. Для арабских граждан Израиля период с 1966 года до настоящего времени был периодом возрастающей политической активности и борьбы с дискриминацией. Это сопровождалось стремлением к разрешению израильско-палестинского конфликта в целом.

В 1976 году правительство решило провести массовую аннексию арабских земель в Галилее. Протест арабского населения вылился в беспрецедентные массовые демонстрации. В городе Сахнин протесты приобрели агрессивный характер, и в результате шесть граждан были убиты силами полиции. Арабская община Израиля ежегодно 30 марта отмечает годовщину этих трагических событий, проводя «День Земли».

Эти годы характеризуются также все возрастающим сочувствием к борьбе палестинского народа за освобождение от израильской оккупации. Меняется образ палестинца в сознании арабских граждан Израиля: это больше не «беспомощный беженец», а «бесстрашный борец за свободу». Однако солидарность с борьбой палестинских братьев ограничивается материальной помощью и моральной поддержкой. Многие в арабской общине Израиля воспринимают в этот период Ясера Арафата и возглавляемую им Организацию Освобождения Палестины как единственных законных представителей палестинского народа. Эта тенденция изменится в 1990е годы, когда во время мирных переговоров «Осло-1» и «Осло-2» Арафат проигнорирует проблемы арабско-палестинской общины внутри Израиля, равно как и проблемы беженцев, как «внешних», так и «внутренних».

В 1980е-90е годы в арабской общине Израиля ширится политическая и общественная активность на уровне гражданского общества. Создаются такие общественные организации, как Национальный совет органов местного управления, а затем Высший наблюдательный комитет («Ваадат –ха-маакав») и множество «неправительственных организаций» («амутот»), занимающихся правозащитной деятельностью. Они инициируют многочисленные судебные разбирательства и политические ходатайства, ставящие целью изменить в лучшую сторону статус арабского меньшинства в Израиле, начиная с борьбы за равные возможности в сфере образования, здравоохранения и трудоустройства и до требования справедливости в распределении земли.

Подписание соглашений Осло породило в арабской общине Израиля надежду на мир и как следстие этого – на улучшение положения арабских граждан внутри страны. В частности, правительство Рабина собиралось включить развитие арабских деревень в список национальных приоритетов. Увы, надежда оказалась кратковременной. После убийства Ицхака Рабина и прихода к власти правительства Нетаниягу эта инициатива была похоронена.

На выбрах главы правительста в 1999 году арабские граждане почти единодушно (95%) проголосовали за Эхуда Барака, что в немалой степени способствовало его победе. Однако с самого начала своей каденции Барак проявил игнорировал интересы арабской общины, не пожелав даже встретиться с ее лидерами.

С 2000 года до настоящего времени

В 2000 году на оккупированных Израилем территориях вспыхнуло новое восстание – вторая `интифада` – вызванное разочарованием в надеждах на успешное завершение мирного процесса и провокационным визитом Ариэля Шарона на Храмовую гору.

В начале октября 2000 года арабские гаждане Израиля начали проводить массовые демонстрации солидарности с палестинским народом. Эти демонстрации явились также выражением отчаяния в связи с продолжающейся политикой дискриминации и подавления арабской общины. Для разона демонстраций силы безопасности использовали, наряду с резиновыми пулями и слезоточивым газом, и боевые патроны (в нарушение израильского закона). В результате 13 арабских граждан были убиты.

Отношения между государством и его арабской общиной пришли к критической отметке. Была создана государственная комиссия для расследования агрессивных действий полиции во главе с судьей Теодором Ором («Комиссия Ора»). Через три года комиссия опубликовала результаты расследования. В отчете содержалось признание того, что правительства Израиля последовательно проводят политику дискриминации арабских граждан и пренебрежения их интересами. Комиссия Ора особо подчеркнула, что «полиция должна научиться понимать, что арабы Израиля – это не враги и с ними нельзя обращаться как с врагами». Однако никто из полицейских, ответственных за убийства в октябре 2000 года, не был наказан, и в общине утвердилось мнение, что комиссии Ора не удалось восстановить справедливость. До настоящего времени из рекомендаций комиссии Ора были выполнены только те, которые касались наказания арабских граждан.

Выполнение рекомендаций комиссии Ора было возложено на добавочную комиссию, составленную из министров и депутатов от правых партий, известных своими анти-арабскими взглядами. Многообещающие решения правительства, принятые в результате работы Комиссии Ора, были исполнены лишь частично, как и другие инициативы властей. Так, еще правительство Барака выдвинуло так называемый план «4х миллиардов шекелей». Эти деньги правительство обещало выделить на развитие арабских населенных пунктов. Однако выделено было менее 60% ассигнований. В рамках госбюджета арабский сектор (почти 20% населения страны) из года в год получает от 4 до 6 процентов.

В настоящий момент арабская палестинская община Израиля страдает от все углубляющегося экономического, социального и политического неравенства. В особенности это относится к бедуинам Негева. Опрос 2004 года показывает, что 63% арабской общины ожидают дальнейшего роста расизма в сочетании с углубляющимся разрывом в положении между евреями и арабами. В настоящее время обсуждается проект конституции, в котором предполагается принцип «еврейского государства». Это еще более отдаляет надежды арабской общины Израиля на получение статуса признанного национального меньшинства с положенными таковому гражданскими правами.

Участие арабской общины в политической жизни страны

В результате войны 1948 года и эмиграции значительной части городского населения Палестины арабская община Израиля осталась без лидеров и идеологов. Введение военного режима подавило тенденции общины к политической реорганизации и воспрепятствовало созданию новых политических партий.

В период военного режима участие арабских граждан в израильской политике происходило посредством «арабских списков» партии МАПАЙ (сионистско-социалистическая партия, слившаяся впоследствии с Партией Труда («Авода»), а также в рамках членства в еврейско-арабской Коммунистической партии. Партия МАПАЙ составляла эти списки, основываясь на принципе поддержки традиционного патриархального лидерства отдельных семей/родов («хамул»), либо включала туда угодных ей кандидатов, которые взамен должны были обеспечивать поддержку партии арабским населением. Арабские депутаты Кнессета от партии МАПАЙ были лишь символическими фигурами, наделенными минимальными полномочиями и неспособными представлять арабскую общину.

В период после основания государства Израиль и до недавнего времени еврейско-арабская Коммунистическая партия была единственной партией, действительно представлявшей интересы арабской общины Израиля. Партия боролась против военного режима и подвергалась преследованию со стороны «сил безопасности». В 1977 году Компартия Израиля вместе с другими группами создали коалицию ХАДАШ – Демократический Фронт за Мир и Равенство. ХАДАШ, ратующая за признание арабского населения Израиля национальным меньшинством с равными национальными и гражданскими правами, была в 1970х годах главной политической силой в арабской общине и продолжает пользоваться значительной поддержкой.

В настоящее время на политической арене арабского общества важную роль играют также либерально-национальное и исламское течения, представленные независимыми арабскими партиями. Партия БАЛАД (Национальная Демократическая Ассамблея), основанная в 1996 году Азми Бшарой, выступает за превращение Израиля из «еврейского и демократического» в «государство всех граждан». Бшара, который является депутатом Кнессета с 1996 года, постоянно подвергается попыткам делегитимации как политический лидер, то же можно сказать и об его партии. То же относится и к Исламскому движению, особенно с ростом его популярности.

Важную роль в политической деятельности и в поднятии политической сознательности среди арабского населения всегда играли арабские студенты. Большинство арабских политических деятелей и лидеров гражданского общества вышли из студенческого движения.

Арабские женщины в Израиле продолжают находиться на периферии политической жизни, будучи в недостаточной степени представлены на политической арене. Первая и единственная арабская женщина, которая стала депутатом Кнессета, баллотировалась от прогрессивной сионистской партии МЕРЕЦ. Нет ни одной арабской женщины в должности мэра, и только три из них были избраны на прошедших муниципальных выборах в местные советы.

Электоральные предпочтения арабских граждан Израиля

Исторически сложилось так, что арабские избиратели поддерживали прежде всего сионистские «левые» партии («Авода» и МЕРЕЦ), которые призывали к равноправию внутри страны и миру в регионе. На выборах 1992 года сионистские партии получили около 60% арабских голосов. Однако в дальнейшем наступило разочарование, в основном из-за неисполненных этими партиями обещаний и принятых при их попустительстве или даже поддержке дискриминационных законов. В конце 90х годов арабская община стала поддерживать в основном арабские партии, которые получили 60% арабских голосов в 1996 году и 70% — в 1999 году.

В 1999 году Азми Бшара выдвинул свою кандидатуру на пост премьер-министра, но затем отозвал ее с целью усиления поддержки Эхуда Барака. В результате 400 тыс. арабских голосов ушло к Бараку, который во многом благодаря им выиграл выборы. Однако при формировании правительства Барак обошел арабские партии, отдав предпочтение религиозным еврейским партиям правого толка, таким, как ШАС, голосовавшая против него. Этот шаг был расценен арабской общиной как политическое предательство.

После убийства полицией 13ти арабских граждан в октябре 2000 года, и в знак протеста против невыполнения Бараком электоральных обещаний, арабская община организовала в 2001 году бойкот выборов главы правительства – только 18% арабских избирателей явились голосовать. На парламентских выборах 2003 года также наблюдался самый низкий процент голосующих среди арабских граждан – всего 62%. В некоторых бедуинских деревнях Негева процент голосующих равнялся нулю.

Опрос, проведенный исследовательским институтом Гиват-Хавива в 2001 году, показал, что большинство арабских граждан потеряли доверие к демократической системе Израиля и не верят в свои возможности повлиять на нее. Опрос также выявил мнение арабских граждан относительно правительства Шарона: 78.4% опрошенных заявили, что они считают отношение Шарона к арабской общине Израиля «плохим» или «очень плохим».

Выборы в местные советы

В силу продолжающейся изоляции арабской общины в области общегосударственной политики, арабские граждане придают большое значение политике на местах. Участие в выборах в местные советы было традиционно высоким в арабском секторе, и эта тенденция усилилась по мере того как все меньше избирателей голосовали на государственном уровне. Так, в 2003 году на выборах в местные советы проголосовали около 95% избирателей.

В местных советах все большую роль играют женщины. Арабские женщины, с одной стороны, дискриминируются государством как часть арабской общины, а с другой – борются за улучшение своего статуса в патриархальном арабском обществе. С момента основания государства Израиль только 15 женщин когда-либо служили в местных советах (первая была избрана в 1969 году). Многие из них не были избраны, а заняли свои посты в силу внутрипартийной ротации или освободившейся вакансии. На выборах 2003 года были избраны три женщины.

ХАДАШ и Исламское движение ставят женщин на первые места в своих списках, позволяя им тем самым быть включенными в выборы на локальном уровне.

Социально-экономическое положение арабских граждан Израиля

В то время как Израиль превратился в развитую страну с передовой промышленностью и высоким уровнем жизни, арабская община страны оказалась включенной в этот процесс в недостаточной степени. Неравноправие в распределении инфраструктур привело арабскую общину к отставанию. Особенно крайней степени это отставание и бедность достигли в «непризнанных деревнях» Негева и Галилеи. Недостаточность ассигнований на систему образования в арабском секторе привела к низкому уровню образования и профессиональной подготовки в целом по общине. В результате трудоспособные члены общины заняты в основном низкооплачиваемым трудом.

Инфраструктура и развитие

Большинство (71%) арабского населения Израиля проживает в арабских деревнях и городах, сконцентрированных в отдалении от центра страны, где в городах проживает большинство еврейского населения. Самая высокая концентрация арабского населения (46%) приходится на Западную Галилею. Города и деревни управляются местными советами, которые несут ответственность за образование, здравоохранение и социальные службы, общественный транспорт и состояние дорог, сельскохозяйственное и промышленное развитие и охрану окружающей среды. Местные советы финансируются из бюджетов министерств, равно как из средств, полученных от сбора муниципальных налогов.

Арабское население Израиля составляет около 19% от населения страны в целом, но министерства ассигнуют менее 10% бюджета на нужды арабского населения. Так, в 2003 году министерство соцобеспечения ассигновало на арабский сектор 9.8% бюджета, а министерство просвещения – 3.1%. Сбор муниципальных налогов в арабских населенных пунктах недостаточно эффективен из-за большого количества бедных семей, а также из-за отсутствия предприятий и промышленных зон, которые в еврейских населенных пунктах являются основными источниками муниципальных доходов через налогообложение. Как уже говорилось, правительство Барака выдвинуло в 2000 году так называемый план «4х миллиардов шекелей». Эти деньги должны были пойти на развитие арабских населенных пунктов. Однако выделено было менее 60% ассигнований.

Государство не выполнило и своего обязательства по созданию промышленных зон в арабских населенных пунктах. В результате муниципалитетам не хватает средств, собранных в качестве налогов. Все это ведет к тому, что арабские населенные пункты имеют неудовлетворительную систему образования, неэффективное транспортное обслуживание, запущенные и недостаточные системы водоснабжения и канализации и низкий уровень промышленности. Согласно анализу экономиста Амина Фареса (Центр «Моссауа»), дефицит арабских местных советов составляет 1,5 млрд шекелей.

Занятость и трудоустройство

Серьезной проблемой арабской общины Израиля является безработица и низкий уровень занятости. Согласно Центральному статистическому управлению, в 2000 году безработица в арабском секторе составляла 12%, при 7.6% в еврейском секторе. За годы обострившегося израильско-палестинского конфликта безработица в целом по стране вырола примерно до 10%. В арабском секторе, по оценке Амина Фареса, безработица даже выше, чем показывают официальные данные, и составляет около 20%, увеличиваясь по мере того как все больше арабских граждан теряют работу или возможность таковой в еврейском секторе.

Трудоспособные граждане-арабы в большей мере заняты низкооплачиваемым трудом, чем еврейские граждане. Самая высокая концентрация арабских рабочих наблюдается в строительстве (23%), тогда как еврейских – в промышленности (26%). Средняя зарплата в арабском секторе составляет 4472 шекеля, то есть менее 60% от средней зарплаты в еврейском секторе. Доход на душу населения в арабском секторе составляет 40% от еврейского сектора.

По официальным данным, только 15% арабских женщин задействованы на рынке труда (в сравнении с 53% еврейских женщин). Но эта цифра не включает женщин, работающих «неофициально» — на уборке домов, сельскохозяйственных сезонных работах, работе по уходу за детьми и стариками и тому подобное. Когда после подписания мирных соглашений 1995 года израильская текстильная промышленнось в основном была перенесена в Иорданию, множество арабских женщин потеряли работу. В силу традиционного устройства арабского общества, а также недостаточной обеспеченности арабских населенных пунктов общественным транспортом и детскими учреждениями, арабская женщина ограничена в поиске работы за пределами своего района или деревни. Рабочих же мест в арабских городах и деревнях практически не создается. При этом опросы показывают, что все большее число арабских женщин желали бы работать.

Социально-экономический уровень

Центральное Статистическое Бюро классифицирует социально-экономический уровень всех органов местного управления в стране по 10-уровневой шкале, где 1 означает самый низкий уровень развития, а 10 – самый высший. На низших (с 1 по 4) уровнях этой шкалы большинство (70%) составляют арабские населенные пункты При этом (94%) на средних (5 и 6) уровнях составляют еврейские населенные пункты, тогда как в в уровнях с 7 по 10 нет ни одного арабского города или деревни.

Особенно острая социально-экономическая ситуация наблюдается в «непризнанных деревнях». Эти деревни, по большей части бедуинские, существовали еще до основания государства, но не были официально «признаны» правительствами. В результате житель этих деревень оказались лишенными каких бы то ни было муниципальных услуг, включая электричество, водосабжение, канализацию, службы здравоохранения, асфальтированные дороги и общественный транспорт.

На сегодняшний день в Негеве и на севере Израиля имеется 46 непризнанных деревень, в которых живут около 70 000 человек. Условия жизни этих людей пагубным образом отражаются на их здоровье. Детская смертность в непризнанных деревнях составляет 17 случаев на 1000 живых новорожденных, тогда как в еврейском секторе она составляет 4 на 1000. 50% детей из непризнанных деревень бывают госпитализированы уже на первом году своей жизни.

При отсутствии подачи электричества, некоторые непризнанные деревни пользуются генераторами, но этой энергии хватает только для освещения. В непризнанных деревнях запрещено строить постоянное жилье, и в бараках из рифленого железа температура воздуха летом достигает 55 градусов по Цельсию. Дети страдают от перегрева и обезвоживания летом, и от холода – зимой. Отсутствие водопровода порождает дополнительные проблемы со здоровьем. Порой в деревнях имеются колодцы, но и они часто загрязняются в результате отсутствия канализации. В некоторых деревнях собирают дождевую воду зимой, а другие привозят воду из ближайших населенных пунктов.

Государство рассматривает жителей «непризнанных деревень» как «захватчиков земли». Дома в них находятся под постоянной угрозой разрушения, а поля вокруг них подвергаются опрыскиванию ядами.

Бедность среди детей

Примерно половина арабских детей в Израиле живут за чертой бедности. Для ребенка из бедной семьи, чьи родители не имеют работы, основным источником существования является пособие Института национального страхования (Битуах Леуми). Однако в 2002 году пособие было сокращено на 4% для всех детей, и еще на 20% — для тех детей, чьи родители не служили в армии. Так как по израильскому закону арабы освобождены от обязательной военной службы, арабские дети из бедных семей лишились 24% пособия. По оценке специалиста Центра «Моссауа» Амина Фареса, это увеличит число арабских детей, живуших за чертой бедности, до 70%.

Образование

В государстве Израиль арабская и еврейская системы школьного образования существуют раздельно. У них разная программа, разное количество часов занятий и разный уровень. В арабском секторе наблюдается острая нехватка школьных классов, не говоря уже о компьютерах, библиотеках и лабораториях. Министерство просвещения постановило, что 36% классов в арабском секторе непригодно для занятий. Процент сдачи экзаменов на аттестат зрелости («багрут») значительно ниже в арабском секторе, чем в еврейском. Подробнее о проблемах системы образрвания будет сказано в следующем разделе.

Арабы-граждане Израиля и израильско-палестинский конфликт

Социологи говорят об арабах-гражданах Израиля как о живущих в состоянии «двойной периферийности». Их отстраняет как внутриизраильский общественный дискурс, так и палестинское руководство и национальное движение. Арабы-граждане Израиля считают, что на повестке дня в израильско-палестинских переговорах должны стоять и их отношения с государством, и их требования равенства в рамках полного, а не формального гражданства.

Отношения между арабами и евреями в Израиле

Отношения государства и его еврейских граждан к арабским гражданам всегда отличались подозрительностью и недоверием. Израильские правительства держали арабскую общину под строгим контролем и подавляло коллективное арабское/палестинское самосознание, практикуя разное отношение к различным группам внутри общины – к друзам, бедуинам, христианам и мусульманам. Общее отношение к арабским гражданам можно определить так: «они придерживаются «двойной лояльности» и представляют угрозу безопасности государства Израиль, причем одним из аспектов этой угрозы является «демографическая проблема».

В последние годы, особенно с началом второй «интифады», отношения между еврейской и арабской общинами внутри Израиля еще ухудшились. Еврейское большинство и арабское меньшинство все более отдаляются друг от друга и замыкаются в себе. Вследствие продолжающихся террористических актов, израильские евреи часто проецируют свой гнев, вызванный действиями палестинских экстремистов, на арабскую общину внутри Израиля, видя в арабских гражданах «потенциальных террористов». Опрос, проведенный в 2001 году, показал, что около 50% еврейских респондентов изменили свое позитивное отношение к арабским гражданам на негативное вследствии интифады.

В то же время, лишь весьма незначительное число арабских граждан принимали участие в террористических акциях. Например, в 1999 году только двое арабов-граждан Израиля были обвинены в террористической деятельности. К 2003 это число увеличилось до 25ти.

И все же освещение в СМИ и общественный дискурс создают впечатление коллективной вины арабской общины, постоянно требуя от ее лидеров извинений и осуждения актов, за которые они не несут ответственности и которые привели к многочисленным жертвам и среди арабского населения.

Вследствие усиливающейся враждебности по отношению к себе, в особенности призывов к трансферу и «обмену территориями», половина опрошенных в 2003 году арабских граждан испытывают беспокойство касательно своего будущего в Израиле. Согласно опросу 2003 года, 33% еврейских граждан поддерживают идею выселения арабских граждан за пределы страны, и 57% считают, что правительство должно «поощрять эмиграцию арабов».

«Разделение» и дискриминация

Все большее число граждан, как евреев, так и арабов, признают, что арабские граждане подвергаются систематической дискриминации. Отношение между двумя общинами продолжают омрачаться существенным экономическим, политическим и социальным разрывом. Между двумя общинами существует фактическая сегрегация: они обособлены в силу своего географического положения, культурных, религозных и языковых различий, а также благодаря разнице в образовании и областях занятости. Отсутствие реальной взаимосвязи между общинами ведет к усилению и без того существующих негативных стереотипов.

В то время как еврейское население предпочитает жить в городских центрах либо пригородах больших городов в центральной части страны, арабское население живет в основном в небольших периферийных городах и деревнях – в Галилее, Негеве и так называемом районе «Треугольника». Есть также арабское население в городах «смешанного» типа (Лод, Рамле, Акко, Яффо, Хайфа и Назарет), но в этих городах арабские и еврейские жители живут на самом деле в основном в отдельных, этнически гомогенных районах.

Рынок жилья и возможность поменять место жительства для арабских граждан весьма ограничены, так как еврейское население не приветствует поселение арабских семей в своих районах. В 2000 году Верховный суд постановил, что арабская семья Кадаан может поселиться в Кацире, еврейском поселке в Галилее, субсидируемом государством, тогда как местный совет отклонил просьбу этой семьи на том основании, что они – неевреи. Однако фактически решение суда до сих пор не выполнено, и семья не может жить в Кацире из-за бюрократических проволочек.

На фоне продолжающейся взаимной изоляции, существуют отдельные гражданские инициативы, успешно проводящие интеграцию и сотрудничество между евреями и арабами. Это, к примеру, движение «Тааюш» (Арабско-Еврейское Сотрудничество), «Реут-Садака («Дружба», молодежное арабско-еврейское движение), поселки совместного проживания как Неве-Шалом/Уахат-эль-Салам и экспериментальные двуязычные арабско-еврейские школы. Эти инициативы – финансируемые в основном из частных фондов и пожертвований — имеют большое влияние на их участников и их семьи, но, к сожалению, на уровне всего израильского общества они остаются исключениями из правила.

Расизм и проявления насилия на основе расизма

Расистские проявления насилия по отношению к арабским гражданам не только не пресекаются, но в ряде случаев и санкционируются государством. Силами безопасности с октября 2000 года были убиты 29 арабских граждан (13 в октябре 2000 года, и еще 16 – позже), и еще 17 подверглись нападению и избиению еврейскими гражданами, с серьезными последствиями для здоровья пострадавших.
Непропорциональное применение силы и использование огнестрельного оружия против арабских граждан не только явилось нарушением закона, но дало дополнительный импульс двойным стандартам в отношении еврейских и арабских демонстрантах. Когда совсем недавно еврейские противники плана «размежевания» жгли шины на центральной израильской магистрали, полиция вела себя по отношению к ним скорее сочувственно, чем агрессивно. Даже при разгоне сопровождаемых насилием против полиции и солдат демонстраций поселенцев никогда не применяются более сильные средства, чем умеренно используемый слезоточивый газ и водяные пушки.

В последние годы все часто встречается вербальное насилие против арабских граждан, в том числе против их политических и общественных деятелей и уважаемых членов общины. В 2004 году Центр «Моссауа» задокументировал 15 актов подстрекательства и вербального насилия со стороны видных деятелей еврейской общины, и сотни призывов «убивать арабов» со стороны рядовых членов общества. Особенно это характерно для еврейских футбольных болельщиков, если в игре принимает участие арабская команда. Также в 2004 году 9ти арабским гражданам было отказано в праве войти в общественные места.

В 2004 году команда арабского города Сахнина выиграла Кубок Израиля, и два ее игрока-араба были приняты в национальную команду, представлявшую Израиль на европейском чемпионате в 2005 году. Несмотря на кажущуюся спортивную солидарность, команда Бней Сахнин постоянно испытывает расистское отношение как на футбольном поле, так и вне его, в том числе и от официальных лиц, например, от лидера партии «Наш дом – Израиль» Авигдора Либермана.

Недавние события в Хайфском университете показывают, что расизм и подстрекательство имеют место и в академической среде, среди видных университетских деятелей. В конце 2005 года арабские студенты Хайфского университета подали жалобу на известного преподавателя политических дисциплин, Давида Бокаи, который делал оскорбительные замечания в адрес арабов, арабской культуры и ислама. В настоящий момент это дело расследуется как университетской комиссией, так и полицией.

Тенденциозное освещение в прессе

Искаженное, тенденциозное и часто грубо-дискриминационное освещение событий в арабской общине и арабских деятелей в прессе подливает масла в огонь ненависти и питает вредные стереотипы в отношении арабских граждн Израиля. Большинство израильтян не умеют читать по-арабски, и сообщения в иврито-, англо- и русскоязычной израильской прессе являются для них единственным источником сведений об арабской общине. Однако израильская пресса на только создает неверную и неполную картину жизни арабской общины в Израиле, но и имеет тенденцию замалчивать ее проблемы, в том числе случаи насилия по отношению к арабским гражданам.

Сверх этого, представители этнических меньшинств вообще и арабских граждан в особенности крайне редко появляются в прессе и на экране телевидения в «положительном» образе, и еще реже – в качестве ведущих и комментаторов. Их приглашают обычно только когда есть какая-нибудь проблема с их общиной с точки зрения властей, и таким образом у зрителей формируется представление о них как о «проблемных» гражданах. Исследование, проведенное в 2004 году, показало, что более 99% дикторов и комментаторов новостей и 98% комментаторов и ведущих других программ телевидения были евреями-мужчинами, в большинстве своем – ашкеназского (европейского) происхождения.

Раздельные системы образования

Израильская система просвещения, как государственная, так и частная, разделена на еврейскую и арабскую. Программы обучения в обеих системах устанавливаются Министерством просвещения и делают акцент на изучение еврейской истории, культуры и литературы, недостаточно или совсем не считаясь с желанием арабской общины изучать ее собственную историю и культуру.

Вследствии существующего представления об арабских гражданах как «угрозе безопасности», до недавнего времени назначения учителей и директоров школ контролировала Общая служба безопасности (ШАБАК). Это часто приводило к тому, что работники назначались не по профессиональным соображениям, а как «нужные люди», что отрицательно влияло на качество обучения. Так, назначенный ШАБАКом директор одной из школ в Умм-эль-Фахме не имел даже начального образования. Следует отметить, что службы безопасности никогда не вмешиваются в обучение еврейских детей, даже когда речь идет о экстремистски-правых общинах, известных антидемократическими тенденциями и призывами к насилию.

До начала 1990х годов в школьных учебниках не упоминалось о том, что «арабы в Израиле являются интегральной частью палестинского народа». Но даже при «левых» правительствах целые пласты истории арабской общины – например, все, что касается экспроприации земель у арабского населения – были исключены из программ обучения.

Арабские школьники обязаны изучать ТАНАХ, иудаизм, иврит и еврейскую литературу, тогда как еврейские школьники практически не получают сведений об арабской культуре и литературе.

В 2005 году правительство приняло рекомендации Комиссии Доврата о реформе школьного образования, в которых, в частности, говорилось, что образование в арабском секторе должно включать «развитие у учеников арабской самоидентификации на персональном и коллетивном уровне, как основу для интеграции в израильском общество и в Израиле как еврейском и демократическом государстве».

Арабские школы страдают от постоянного недостатка средств, нехватки учебников и учебных материалов, недостатка классных комнат, неадекватной подготовки учителей что вместе взятое является причиной отставания уровня образования в арабском секторе. Это в свою очередь влияет на доступность для арабской молодежи высшего образования. Арабские студенты высших учебных заведений составляют только 10% от студентов первой степени, 5% от студентов второй степени и 3.2% докторантов. Количество преподавателей-арабов в высших учебных заведениях составляет лишь 0.6% от всего преподавательского состава.

Государственный язык

Государственными языками в Израиле являются иврит и арабский, что обязывает государство обеспечить доступность всех государстенных служб и институтов для арабоговорящих граждан. Однако арабские граждане постоянно сталкиваются с языковым барьером. За исключением учреждений, расположенных в арабских населенных пунктах, иврит является единственным языком, которым пользуются в госучреждениях, в судах и в высших учебных заведениях. Государственные печатные издания, как правило, доступны только на иврите, дорожные знаки часто не включают арабский текст, и почти исключительно на иврите ведутся бизнес и коммерция.

Верховный Суд Израиля постановил, что государство обязано использовать арабский язык во всех официальных знаках, вывесках и объявлениях. Несмотря на это, только после длительных протестов общественных организаций министр транспорта дал свое согласие на то, чтобы добавить арабский к английскому и ивриту во вновь отстроенном терминале израильского международного аэропорта, торжественно открытом в ноябре 2004 года.

В то время как арабское население в большинстве своем владеет и арабским, и ивритом, большинство еврейского населения не знает арабского языка. Арабские школьники обязаны сдавать иврит на аттестат зрелости, и должны владеть им в достаточной степени, если они хотят продолжить образование в колледже или в университете. В то же время еврейские школьники, да и то не все, изучают арабский только в течение 3х лет.

Доступность рынка труда

Дискриминация в образовании и трудоустройстве приводит к тому, что трудоспособные арабские граждане заняты в основном на низкооплачиваемых физических работах, таких как строительство (38% от трудоустроенных арабских граждан) и работе, не требующей квалификации (14.7%). Эти области пострадали в первую очередь от экономического спада, который вообще ударил особенно сильно именно по арабской общине, еще и потому, что еврейские работодатели стали неохотно нанимать арабских работников. Использование более дешевой привозной рабочей силы, в основном из южной Азии, привело к затяжному глубокому кризису трудоустройства в арабской общине.

Группа, стоящая на самом низком уровне в израильском обществе по заработкам, — это арабские женщины. Отсутствие рабочих мест в арабских населенных пунктах, равно как и общественного транспорта, а также недостаток детских садов приводят к тому, что арабской женщине особенно трудно найти работу.

Парадокс израильского рынка труда состоит в том, что в силу дискриминации на рабочих местах арабским гражданам тем труднее найти работу, чем выше уровень их образования. Особенно это касается преподавательского состава университетов: из более 5000 университетских ставок только около 60 занимают арабские граждане.

Служба в армии и арабские граждане

В отношении армейской службы особенно ясно виден принцип сегрегации, разделения израильских граждан в зависимости от их национальности. Служба в армии для израильских граждан является не только и не столько тягостной обязанностью, сколько «трамплином» в дальнейшее благополучие. Отслужившие солдаты получают от государства целый ряд льгот, которые помогают им достичь успеха в дальнейшей жизни, в том числе доступ к определенным профессиям и к удешевленному высшему образованию, льготные возможности приобретения жилья, получение льготных ссуд и тому подобное. Армейская служба также служит мощным интегративным фактором для израильского общества, так как в армии встречаются и знакомятся друг с другом молодые люди из разных слоев общества.

Израильский закон автоматически освобождает арабских граждан от службы в армии, проявляя, с одной стороны, чувствительность к возникающей у них необходимости «воевать против братьев-арабов», а с другой стороны, основываясь на представлении об арабах как о гражданах с «двойной лояльностью». Государство заключило разные договора с различными общинами внутри арабского сектора, и таким образом создалась ситуация, при которой друзы и черкесы несут обязательную службу в армии, бедуины и христиане могут служить добровольно, а мусульманам запрещена даже добровольная служба. Но в еврейском секторе тоже есть исключения – около 21% евреев призывного возраста, в основном из ортодоксальных религиозных кругов, не служат в армии также в силу особого договора государства с этой общиной.

Лидеры арабской общины категорически возражают против выдвинутого правительством лозунга «равенства прав и обязанностей». Они считают, что ни военная, ни гражданская служба не может быть условием для получения равных прав. Лозунг правительства представляется им лицемерным и нелегитимным в связи с продолжающейся политикой дискриминации, направленной против всех арабских граждан, в том числе против друзов и, особенно, бедуинов, даже если они служат в армии.

Однако большинство учащихся-арабов поддерживают идею добровольной гражданской службы, и около половины из них выражают желание стать добровольцами в рамках национальной службы (ширут леуми). Усиливающееся разногласие по этому вопросу между молодежью и истеблишментом общины требует возобновления обеих дискуссий, как о военной, так и о гражданской службе для арабских граждан Израиля.

Реклама

Обсуждение

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

Дневник

  • Израиль выслал назад в Судан ок. 1000 беженцев - несмотря на угрозы Судана наказать каждого, кто был в Израиле haaretz.com/news/diplomacy… 5 years ago
Реклама
%d такие блоггеры, как: